Часть 1. Сказка

Мальчик рыбешку ловил на пруду.
Вдруг натянулась, задергалась леска
Мальчик, с трудом удержав силой рук
Удочку, выловил нечто на берег.

Нечто живым было чем-то, и Свет
Вокруг себя золотистый и яркий
Распространяло. "Волшебный предмет"
Яростно бился, но безрезультатно.

Когда затихли попытки "уплыть",
Выловленного парнишкою "чуда"
Мальчик приблизился, чтобы открыть,
Что за удача ему улыбнулась.

Молвило Чудо прекрасным девичьим
Голосом: "Мальчик, проси, чего хочешь!"
"Сделаю все, я волшебная Рыбка!"
"Только дай снова мне броситься в воду..."

Мальчик сказал: "Ты уж больно прекрасна,"
"Я с тебя требовать плату не буду."
"Если захочешь мне вновь показаться,"
"То стань девчонкой, я ждать тебя буду!".

И, отцепив от удила рыбешку,
Бросил обратно в глубокие воды.
И, как ни в чем не бывало, продолжил
Рыбу ловить, не жалея нисколько.

Вдруг пошел волнами омут, стемнело
Грянул раскат грозовой, и все смолкло.
И, не стыдясь, голой вышла на берег
Дивной красы молодая девчонка.

Мальчик смотрел на Нее, не моргая,
Удочку выронил, и не заметил.
Была Ее красота неземная
Краше всего, что он видел на Свете.

"Ты меня спас", голоском бесподобным
Молвила девочка, подойдя ближе.
"Не только тем, что вернул меня в воду,"
"Но и что сделал живою, влюбившись"

"В мой лишь один тонкий голос девичий."
"Сделав обязанной за избавленье"
"Мне твоей девушкой стать настоящей"
"Чтобы тебе дать любить себя вечно."

Часть 2. Намек

Мальчик обрел дар потерянной речи,
И побежал за одеждой в избушку.
В чем же, вопрос встает закономерный,
Он всем известного "старче" был лучше?

Ведь, вроде как, и дела, и стремленья,
В обоих случаях были похожи.
"А ничем", я Вам отвечу на это
Кроме их возраста, и их "старухи".

Первый (старик) привязал себя крепко
Собственным "в жены взять" давним решеньем.
Что до мальчишки - период лишь первый
Будучи матерью, а не подругой

Лучшей, всей жизни сознательной, прочно
Закрыв мужчине Пути и дороги
Кроме единственной той безысходной,
Что своей собственной "свободной волей"
Сделал "старик", взяв "старуху" женою.

Подпись автора

У Воина-Исраэль нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только вера, которую он выбрал сам, и твердость Духа, чтобы следовать этой вере безупречно, вопреки самому себе, вопреки Творцу, Свят Благословен Он, и вопреки "особым мнениям" всех обитателей Вселенной. Сделаем и услышим!