Кастанеда форум Original

Объявление

Добро пожаловать на «Кастанеда форум Original»!
WWW.CCASTANEDA.RU - архив материалов из мира Карлоса Кастанеды.
Для Вашего удобства предусмотрены: поиск Яндекса и поиск форума.
WWW.CCASTANEDA.RU
Архив материалов из мира Кастанеды.
Активные темы | Поиск форума

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Silvio Manuel

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

я познакомилась с Сильвио Мануэлем.
Это был среднего роста, полный, смуглый и безбородый индеец.
В моем представлении именно так, загадочно и зловеще, должен был выглядеть злой брухо.
Его явная угрюмость пугала меня, а
его редкие ответы
безжалостно раскрывали природу
того, во что я верила.
Только узнав его, я на самом деле поняла, как он ве¬селился в душе, создавая этот образ.
Он был самым откры¬тым, а для меня еще и самым очаровательным из всех ма¬гов.
Тайны и слухи были его страстью,
независимо от того,
какая доля правды или лжи
в них содержалась.
Именно в его пересказе
они приобретали для меня и для других абсурдное звучание.
Он обладал также неисчерпаемым запа¬сом шуток,
по большей части неприличных.
Лишь он любил смотреть телевизор и, таким образом,
всегда был в курсе событий в мире.
Обычно он рассказывал их с большими преувеличениями,
для пикантности приправляя их изрядной долей злой иронии.
Сильвио Мануэль был замечательным танцором.
Его знание индейских магических танцев было просто феноменальным.
Он двигался с восхитительной непринужденностью
и часто просил меня потанцевать с ним.
Что бы это ни было,
венесуэльский ли джоропо, камбия, самба, танго, твист, рок-н-ролл или томное болеро,
он все их знал.

Бениньо, ну-ка расскажи? Ты же был танцором.
- Я бросил через три года, - сказал Бениньо. - Это слишком тяжелая работа.
- Спроси вон у Лусио, - ехидно вставил Эскере, - Он бросил через неделю. Все, кроме дона Хуана, засмеялись. Лусио натянуто улыбнулся и отхлебнул два больших глотка баканоры. Замечание явно пришлось ему не по вкусу.
- Это не тяжелая работа, а идиотизм, - сказал дон Хуан. - Ты бы спросил у Валенсио, танцора, нравится ли ему танцевать? Нет. Я не раз видел, как он это делает, и всегда он повторяет одни и те же скверно исполненные движения. Он не гордится своим искусством. Разве что когда надо потрепаться… Он не любит свое дело, поэтому из года в год нудно повторяет одно и то же. Все, что было в его танце бездарного, с годами только закрепилось. А теперь он считает, что так и должно быть.
- Просто его так научили, - сказал Элихио, - Я тоже когда-то был танцором в Ториме. Танцевать приходится так, как тебя учат. - В конце концов, Валенсио - далеко не лучший, - сказал Эскуэре, - Есть и другие. Вот Сакатека…
- Сакатека - человек знания, он вам не чета - совсем другой класс, - резко сказал дон Хуан. - Он танцует потому, что такова склонность его натуры. Я имел в виду не это. Вы - не танцоры и не можете наслаждаться танцем. Если кто-то будет танцевать красиво, вы, возможно, получите удовольствие. Правда, для этого нужно довольно много знать о танце. Я сомневаюсь в том, чтобы кто-то из вас знал достаточно. Поэтому все вы - просто пьяницы. Взгляните хотя бы на моего внука!

- Возьмем, например, Сакатеку. Он - человек знания, и он предрасположен к танцу. Он танцует и знает.
- Насколько я понял, предрасположенность относится к чему-то, что человек знания делает" чтобы знать?
- Верно.
- Но как танец может помочь Сакатеке знать?
- Можно сказать, что Сакатека танцует со всем, что его окружает и со всем, что у него есть.
- Он танцует так же, как я? Я хочу сказать - как вообще танцуют?
- Скажем так: он танцует так, как я вижу, а не так, как мог бы танцевать ты. - А он видит так же, как ты?
- Да, но он еще и танцует.
- И как танцует Сакатека?
- Трудно объяснить… Своего рода танец, особые движения, которые он выполняет, когда хочет знать. Невозможно говорить о танце или о видении, не зная путей и способов действия человека знания. Это все, что я могу сказать тебе сейчас.
- Ты видел его, когда он танцует?
- Да. Но тот, кто просто смотрит на него, когда он это делает, не в состоянии видеть, что это - его способ знать.
Я знал Сакатеку, по крайней мере, мне было известно, кто это. Мы встречались, и однажды я даже покупал ему пиво. Он был очень вежлив и сказал, что я могу останавливаться в его доме, если захочу. Я давно уже хотел к нему заехать, но дону Хуану ничего об этом не говорил.

Днем 14 мая 1962 года я подъехал к дому Сакатеки. Найти его было несложно, потому что Сакатека мне все подробно объяснил. Дом стоял на углу и был окружен забором. Я подергал запертые ворота и обошел вокруг, пытаясь заглянуть внутрь дома. Похоже было на то, что там никого нет.
- Дон Элиас! - громко крикнул я. Испуганные куры с диким кудахтаньем разбежались по двору. К забору подошла собачка. Я подумал, что сейчас поднимется лай. Но собачка молча уселась на землю и стала меня разглядывать. Я позвал еще раз, и куры опять раскудахтались.
Из дома вышла пожилая женщина. Я попросил ее позвать дона Элиаса.
- Его нет дома, - сказала она.
- А где его можно найти?
- Он в поле.
- Где именно?
- Не знаю. Зайдите попозже, ближе к вечеру. Он будет дома около пяти.
- А вы - жена дона Элиаса?
- Да, я его жена, - ответила она и улыбнулась. Я попытался было расспросить ее о Сакатеке, но она извинилась и сказала, что неважно говорит по-испански. Тогда я сел в машину и уехал.
Около шести я вернулся, подъехал к двери, вылез из машины и окликнул Сакатеку. На этот раз из дома вышел он сам. Я включил магнитофон, висевший у меня через плечо. В коричневом кожаном футляре он был похож на кинокамеру. Сакатека вроде бы узнал меня.
- А, это ты, - сказал он, улыбаясь. - Как там Хуан?
- Нормально. А как ваше здоровье, дон Элиас?
Сакатека промолчал. Мне показалось, что он нервничает. Внешне он вроде был в порядке, но я чувствовал, что с ним что-то происходит.
- У тебя поручение от Хуана? - Нет, я сам приехал.
- С чего это вдруг?
В его вопросе сквозило искреннее удивление.
- Ну, просто хотел с вами поговорить… - сказал я, стараясь говорить как можно естественнее. - Дон Хуан рассказывал мне о вас удивительные вещи, я заинтересовался и хотел бы задать несколько вопросов. Сакатека стоял передо мной. Худое жилистое тело, рубашка и штаны цвета хаки. Глаза полузакрыты. Он выглядел то ли сонным, то ли пьяным. Рот был слегка приоткрыт, нижняя губа отвисла. Я заметил, что он глубоко дышит и едва не похрапывает. Спятил, что ли? Однако мысль эта казалась совершенно неуместной, так как минуту назад, выйдя из дома, он был не только очень бодр, но и вполне осознавал мое присутствие.
- О чем ты хочешь говорить? - спросил он наконец.
Голос его был усталым, казалось, он с трудом выдавливает из себя слова. Мне стало не по себе, словно усталость эта была заразной и перешла на меня.
- Ни о чем особенном. Просто приехал побеседовать с вами по-дружески, вы же меня сами приглашали.
- Да, но это - другое.
- Почему же другое?
- Разве ты не говорил с Хуаном? - Говорил.
- Тогда чего ты хочешь от меня?
- Я думал, может… Ну, я хотел задать вам несколько вопросов…
- Задай Хуану. Разве он тебя не учит?
- Он-то учит, но все равно мне хотелось бы спросить вас о том, чему он меня учит, и узнать еще и ваше мнение. Тогда бы я лучше знал, как мне быть.
- Зачем это тебе? Ты не веришь Хуану?
- Верю.
- Тогда почему не спрашиваешь о том, что тебя интересует, у него?
- Я так и делаю, и он отвечает. Но если бы вы тоже рассказали мне о том, чему он меня учит, может быть, мне было бы понятнее.
- Хуан может рассказать тебе все. И никто, кроме него, это сделать не может. Неужели ты не понимаешь?
- Понимаю. Но мне хотелось бы поговорить и с такими людьми, как вы. В конце-то концов, не каждый же день встречаешься с человеком знания.
- Хуан - человек знания.
- Я знаю это.
- Тогда зачем тебе говорить со мной? - Я же сказал - приехал просто так, по-приятельски, что ли…
- Ты приехал не за этим. Сегодня в тебе есть что-то другое.
Я еще раз попытался объясниться, но вышло только невнятное бормотание.
Сакатека молчал.
Казалось, он внимательно слушает.
Глаза его снова были полузакрыты, но я чувствовал, что он пристально на меня смотрит.
Он едва заметно кивнул, затем веки его приподнялись, и я увидел глаза.
Взгляд их был направлен куда-то вдаль.
Как бы машинально он постукивал по земле носком правой ноги позади левой пятки, слегка согнув ноги в коленях и расслабленно опустив руки вдоль туловища.
Он медленно поднял правую руку, повернув раскрытую ладонь к земле.
Выпрямив пальцы, он вытянул руку в моем направлении.
Она пару раз качнулась, а затем поднялась на уровень моего лица.
На мгновение Сакатека застыл в этой позе, а затем что-то мне сказал.
Слова он произносил очень четко, но я ничего не понял.
Через секунду Сакатека расслабленно уронил руку вдоль туловища и застыл в странной позе: вес тела он перенес на носок левой ступни, а правую поставил за левой крест-накрест, мягко и ритмично постукивая ее носком по земле.
Меня охватило какое-то странное чувство, своего рода беспокойство.
Мысли начали как бы распадаться на части.
В голову лезла какая-то бессмыслица, обрывки чего-то, никак не связанного с происходящим.
В общем-то отдавая себе отчет, что со мной творится что-то неладное, я попытался вернуть мысли к реальности, но безуспешно, несмотря на напряженную борьбу. Ощущение было такое, что какая-то сила не позволяет мне сосредоточиться и мешает связно мыслить.
Сакатека упорно молчал, и я не знал, что делать дальше. Совершенно автоматически я повернулся и ушел.
Позднее я почувствовал, что непременно должен рассказать об этой истории дону Хуану.
Он смеялся от души.
- Что это было? Что происходило на самом деле? - спросил я. - Сакатека танцевал, - ответил дон Хуан. - Он увидел тебя, и потом танцевал.
- Что он делал? Я ощущал холод и дрожь.
- Ты ему явно не понравился, и он остановил тебя, бросив в тебя слово.
- Как он мог это сделать? - недоверчиво спросил я.
- Очень просто. Он остановил тебя своей волей.
Объяснение меня не удовлетворило, потому что показалось бессмысленным. Я попытался расспрашивать еще, но он так и не сказал ничего вразумительного.

Подпись автора

нагваль другое имя смерти

+1

2

Таки не карлик. Средний рост.
Сакатека?

0

3

LenS написал(а):

Сакатека?

Так и не ясно.
На самом деле. Эмилито или Сильвио танцор.
Но как вам

olmek написал(а):

Его знание индейских магических танцев было просто феноменальным.
Он двигался с восхитительной непринужденностью
и часто просил меня потанцевать с ним.
Что бы это ни было,
венесуэльский ли джоропо, камбия, самба, танго, твист, рок-н-ролл или томное болеро,
он все их знал.

?

Дальше немного накидаю сырья и начну обобщать. Иначе не поймете - это разрушает шизоэзооно.... зоо...

Подпись автора

нагваль другое имя смерти

+1

4

Хорошо. Интересно я практически не обратил на это внимание. Мне книга показалась, практически вольным пересказом книг КК.

0

5

— Маги прерывают течение времени. Время в обычном понимании не существует, если сновидишь как маг. Маги по желанию растягивают или сжимают время, для них оно не является материей, состоящей из дней, часов и минут, это совсем иная материя.

Она говорила спокойным ровным тоном:

— Во время сновидения наяву наши способности к восприятию повышены. Однако с восприятием времени происходит нечто совсем другое. Оно не усиливается, а полностью блокируется.

К этому она добавила, что время всегда является фактором сознания, то есть чувство времени является психологическим состоянием, которое мы автоматически переводим в физические измерения. Это настолько глубоко заложено в нас, что мы слышим идущие в нас часы, подсознательно фиксирующие время, даже когда этого не осознаем.

— Во время сновидения наяву эта способность исчезает. Вместо нее возникает совершением новая незнакомая структура, которую нельзя понять или объяснить, как это обычно делается в отношении времени.

Пытаясь ухватить главное в ее разъяснениях, я сказала: — Тогда все, что я смогу постичь разумом о сновидении-наяву, — это то, что время либо растягивается, либо сжимается.

— Ты поймешь намного больше этого, — уверила она. — Когда ты станешь знатоком, по определению Мариано Аурелиано, повышенного осознания, ты будешь осознавать все, что тебе захочется, потому что маги не вовлечены в измерение времени. Она вовлечены в его использование, растягивая или сжимая его по своему усмотрению.

0

6

Заметив недоверчивое выражение моего лица, она посоветовала не заблуждаться насчет внешнего вида людей в мире магов. — Чтобы получить знания, маги работают в два раза напряженнее, чем обычные люди. Маги должны разбираться и в повседневном мире, и в магическом. Для достижения этого они должны быть высокообразованными и опытными, и умственно, и физически.

0

7

Он говорил, что искал растения в очень удаленной местности, где индейцы очень замкнуты и не любят никаких посетителей. Они разрешили Хенаро находиться на их земле, т.к. он говорил на их языке. Хенаро собирал какие-то растения, и вдруг начался дождь. Там поблизости было несколько домов, но люди были недружелюбные, и ему не хотелось беспокоить их, он уже приготовился залезть в одну яму, как вдруг увидел юношу, едущего по дороге на велосипеде, тяжело нагруженном товарами. Это был Бениньо, человек из города, который имел дело с этими индейцами. Его велосипед увяз в грязи, и прямо там его ударила молния. Хенаро подумал, что он убит. Люди в домах увидели, что случилось, и вышли. Бениньо был больше испуган, чем поврежден, но его велосипед и все товары были уничтожены. Хенаро остался с ним на неделю и вылечил его.

Очень тихий треск у передней двери заставил Паблито и Нестора прекратить разговор. Если бы я был сам, я бы ничего не заметил и не услышал. Паблито и Нестор встали, я сделал то же самое. Мы смотрели на переднюю дверь, она очень осторожно открывалась. Я подумал, что, наверное, вернулась ла Горда и тихо открывает дверь, чтобы не беспокоить нас. Когда дверь достаточно широко открылась, чтобы через нее мог пройти один человек, вошел Бениньо, двигаясь так, словно он крался в темную комнату. Его глаза были закрыты и он шел на цыпочках. Он напоминал мне подростка, прокрадывающегося в кинотеатр через незакрытую дверь, чтобы посмотреть фильм, не осмеливающегося производить шум и в то же время не могущего ничего видеть в темноте.
Все молча смотрели на Бениньо. Он открыл один глаз ровно настолько, чтобы посмотреть им и сориентироваться, а затем пошел через переднюю комнату в кухню. Он минуту стоял у стола с закрытыми глазами. Паблито и Нестор сели и сделали мне знак сделать то же самое. Затем Бениньо опустился рядом со мной на скамейку. Он мягко пихнул мое плечо своей головой, это был легкий толчок, означающий, что мне надо отодвинуться и освободить ему место на скамейке, затем он уселся со все еще закрытыми глазами.
Он был одет в одежду леви, как Паблито и Нестор. Его лицо стало немного полнее с тех пор, как я видел его в последний раз, несколько лет тому назад, и линия его волос отличалась, но я не смог бы сказать, как. У него было более светлое лицо, чем я помнил, очень маленькие зубы, полные губы, широкие скулы, небольшой нос и большие уши. Он всегда казался мне ребенком, чьи черты так и не стали зрелыми.

вдруг меня отвлек Бениньо. Он немножко открыл один глаз и посмотрел на меня, а потом захихикал и спрятал голову в руки.
— Бениньо, ты не хочешь разговаривать со мной? — спросил я.
Он отрицательно качнул головой.
Я чувствовал себя неловко рядом с ним и решил спросить, что с ним такое.
— Что он делает? — тихо спросил я Нестора.
Нестор похлопал Бениньо по голове и встряхнул его. Бениньо открыл свои глаза, а потом закрыл их снова.
— Он такой всегда, ты же знаешь, — сказал мне Нестор. — он крайне застенчив. Раньше или позже он откроет глаза. Не обращай на него никакого внимания. Если ему надоедать, то он заснет.
Бениньо утвердительно кивнул головой, не открывая глаз.

— Один из нас здесь дурак! — сказал Бениньо гулким голосом, не открывая глаз.
Звук его голоса был таким диковинным, что я отпрыгнул от него. Его совершенно неожиданное заявление плюс моя реакция на него заставили всех смеяться. Бениньо открыл один глаз, посмотрел на меня секунду, а затем спрятал голову в руки.

Бениньо обвил руками мои плечи, не открывая глаз, и смеялся до тех пор, пока по его щекам не покатились слезы.

Паблито протянул руки через стол и встряхнул Бениньо.
— Скажи ему ты, Бениньо, — сказал он. — или, еще лучше, покажи ему его.
Бениньо встал, открыл глаза как можно шире и посмотрел на крышу, затем сдернул штаны и показал мне свой пенис.

Очень драматическим тоном Паблито сказал, что он не изменил своих намерений, он все еще хочет умереть.
— Но почему? — спросил я его.
Вместо него ответил Бениньо гулким гортанным голосом.
— Потому что его член не работает, — сказал он.
Звук его голоса был таким необычным, что на секунду у меня возникло ощущение, что он говорит изнутри пещеры. Это было одновременно пугающе и несообразно. Я почти бесконтрольно засмеялся.

Бениньо внезапно начал нюхать воздух. Он встал и подошел к плите.
— Он действительно застенчивый? — спросил я Нестора.
— Он застенчивый и эксцентричный, — ответил Паблито. — он будет таким до тех пор, пока не потеряет свою форму.

Бениньо положил в миску еды и поставил передо мной. Он обслужил всех. Паблито изучил миски и спросил Бениньо, где он нашел их. Бениньо сказал, что они были в ящике, где, как сказала ему ла Горда, она спрятали их.

Бениньо помыл миски и тщательно спрятал их обратно в ящик, а затем все мы удобно уселись вокруг стола.

Он прыгнул вместе с Бениньо, — сказал Нестор. — спроси его, он скажет тебе своим излюбленным голосом.
Я повернулся к Бениньо и спросил его насчет его прыжка.
— Будь уверен, что мы прыгнули вместе! — ответил он дребезжащим голосом, — но я никогда не говорю об этом.
Он был в паре с Бениньо. Многое из того, что случается с нами, как с магами, зависит от того, что делает твой партнер. У Бениньо немного не хватает винтиков в голове, потому что его партнер не вернулся. Не так ли, Бениньо?
— Будь уверен, что это так! — ответил Бениньо своим излюбленным голосом.
Тут я не устоял перед сильным любопытством, которое мучило меня с самого начала, как только я услышал, как Бениньо говорит. Я спросил его, как он делает свой гудящий голос. Он повернулся лицом ко мне. Он сел прямо и указал на свой рот, как будто хотел, чтобы я внимательно смотрел на него.
— Я не знаю! — прогудел он. — я просто открываю рот, и этот голос выходит из меня.
Он сократил мышцы лба, скривил губы и издал глубокий гудящий звук. Тут я увидел, что у него на висках были потрясающие мышцы, которые придавали его голове другой контур. У него была другой не только линия волос, но и вся верхняя передняя часть головы.
— Хенаро оставил ему свои шумные звуки, — сказал мне Нестор. — подожди, пока он пернет.
Мне показалось, что Бениньо готовится продемонстрировать свои способности.
— Подожди, подожди, Бениньо, — сказал я. — в этом нет необходимости.
— Ах, черт возьми, — воскликнул Бениньо тоном разочарования. — у меня был как раз самый лучший звук для тебя.
Паблито и Нестор засмеялись так сильно, что даже Бениньо утратил свое надменное выражение и захохотал вместе с ними.

Бениньо, который сидел напротив меня через стол, внезапно встал и пошел в мою сторону. Он сел слева от меня и очень мягко прошептал мне в ухо, что, по-видимому, два старика инструктировали меня, но я не запомнил или же они не сказали мне ничего об этом, чтобы я не фиксировал свое внимание на нем, если найду его.

Подпись автора

нагваль другое имя смерти

0

8

Выслушав мой отчет, Нестор поразился, насколько их сновидения отличались от моих. У них были различные задачи сновидения.
Его задачей было находить лекарства от болезней человеческого тела.
Задача Бениньо - предсказывать, предвидеть и находить решения всего, что касалось человека.
Задачей Паблито было учиться строить.
Нестор сказал, что именно эти задачи были причиной того, что он занимался лекарственными растениями, Бениньо был оракулом, а Паблито - плотником.

- Похоже на то, что Нагваль учил тебя иначе, чем нас, - сказал Бениньо очень медленно и значительно. - Ты, должно быть, был тигром, и опять определенно превратишься в него. Именно это произошло с Нагвалем. Он был вороной, и еще в этой жизни опять превратился в нее.
- Проблема в том, что такого вида тигров больше не существует, - сказал Нестор. - Мы никогда не слышали, что бывает в таких случаях. - Он повел головой, как бы говоря от имени всех присутствующих.

Паблито болтался в полутора метрах над землей, заключенный во что-то вроде кожаного корсета или сбруи, прикрепленной к его груди и запястьям. Корсет напоминал толстый кожаный жилет.
Посмотрев пристальней, я заметил, что Паблито в действительности стоит на толстых петлях, свисавших с его жилета, подобно стременам. Он был подвешен в центре комнаты на двух веревках, перекинутых через толстую круглую потолочную балку. Каждая веревка была прикреплена к корсету на груди Паблито с помощью металлического кольца. Натягивая веревку, Нестор и Бениньо держали Паблито в воздухе, стоя лицом к лицу. Паблито изо всех сил держался за два толстых шеста, стоявших на полу и удобно входивших в его стиснутые ладони. Нестор стоял слева от Паблито, а Бениньо справа. Игра походила на трехстороннее перетягивание каната, на отчаянную борьбу между тянувшими и подвешенным.
Когда я вошел в комнату, было слышно только тяжелое дыхание Паблито и Нестора. Мышцы у них на руках вздулись от напряжения. Паблито пристально следил за обоими, попеременно поглядывая на каждого. Все трое настолько ушли в свою игру, что не заметили моего появления. А если и заметили, то были настолько сосредоточенными, что не могли оторваться.
В течение десяти минут Нестор, Бениньо и Паблито пристально смотрели друг на друга в полном молчании. Затем Нестор притворился, что отпускает свою веревку. Бениньо на это не попался, а Паблито поверил. Он усилил свою хватку левой рукой и зацепился ногами за шесты, чтобы укрепить свое положение. Бениньо воспользовался этим моментом и сделал могучий рывок как раз в то мгновение, когда Паблито ослабил свою хватку. Рывок Бениньо застал Паблито и Нестора врасплох. Бениньо всем телом повис на веревке. Нестор был перетянут; Паблито отчаянно пытался уравновеситься, но все было напрасно - Бениньо победил.
Паблито выбрался из корсета и подошел ко мне. Я спросил его об их необычной игре. Ему, по-видимому, не хотелось рассказывать. Нестор и Бениньо присоединились к нам после того, как сняли свои приспособления. Нестор сказал, что игра была изобретением Паблито, который обнаружил такую конструкцию в своем сновидений, а затем построил ее как игру. Сначала устройство было рассчитано на двоих, но впоследствии сновидение Бениньо позволило переделать игру так, чтобы мышцы напрягали все трое. Они также обостряли зрительную реакцию, пребывая в состоянии бдительности иногда целыми днями.
- Теперь Бениньо считает, что это помогает нашим телам вспоминать, - продолжал Нестор. - Ла Горда, например, чертовски здорово играет в эту игру. Она выигрывает всегда, в каком бы положении ни находилась. Бениньо говорит, что это потому, что ее тело помнит.

Подпись автора

нагваль другое имя смерти

0